Чехов и тургенев знакомы лично

Тургенев и Чехов: преемственные и типологические связи. Е.В. Тюхова. Спасский вестник №

Борис Зайцев, видный писатель Русского Зарубежья, был лично знаком с .. Это значение ночного Тургенева для творчества Зайцева заставляет нас часа они уже дружески беседовали, точно десять лет были знакомы. Тургенев и Чехов: преемственные и типологические связи. Общепризнанно, что связь Чехова с Тургеневым носит генетический характер, характер. Шапочка,Елизавета,Чехов,писатели,современники,Суворин,Боборыкин, Гаршин. Многие общественные деятели были знакомы лично. сочинения брата за язык, приравнивания к произведениям Тургенева, Боборыкина» (3).

С этого времени появлялось до ста и более чеховских публикаций в год. Характерным обычаем малой прессы было то, что авторы, за редкими исключениями, не выступали здесь под собственным именем. Все скрывались за псевдонимами, все носили маски. У литераторов, работавших постоянно, был целый набор имен. У Чехова их было еще больше, около Брат моего брата, Рувер, Дяденька, Врач без пациентов, Человек без селезенки и. Платили во всех этих журналах одинаково, по 5—7 копеек за строку, п беда не в том, что это мало по тогдашнему счету не так уж и малоа в том, что пятачок — это невыносимо обидно.

Отсюда чувство обделенности, обычное у литераторов, разменявших свою молодость в малой прессе. Здесь не было будущего, нечего было ждать, и даже у людей далеко не бездарных, как В. Чехов, развивался с годами своеобразный комплекс несостоявшейся жизни и понапрасну растраченного дарования: Добрый друк Альфонс хотя вы и не Альфонс а Потаи Семеныч… А я тибя в сновидениях по ночам и после обеда вижу будто бы ты купидон и в таком виде што ни скажу потому дамы об этом не говорят. Литературоведческая терминология метод, стиль, жанр, сюжет, образ и.

Можно говорить лишь о вульгарном натурализме, вульгарном псевдоромантизме, вульгарном сентиментализме и. О реализме и думать не приходится: И если литературоведы с уверенностью говорят о реализме молодого Чехова и не испытывают терминологических трудностей при анализе его раннего творчества, то уж одним этим поднимают его над уровнем малой прессы, быть может, не отдавая себе в этом отчета… Малая пресса по природе своей фельетонна, ее тематика всегда отличалась злободневностью.

Перечитывая старые журналы, нетрудно заметить, как приноровлены они к временам года, праздникам, календарю жизни старого русского города. С сезонной тематикой перекликалась бытовая: Свое место на этих страницах занимали больницы, аптеки, врачи. Юмористические журналы по-своему просвещали читателя, печатая заметки о библиотеках, книжных новинках, спектаклях.

Чехов. Литературная биография

Были целые разделы, посвященные театру: Все это, разумеется, подавалось под определенным углом зрения. В юмористическом журнале не было места для серьезной театральной рецензии или статьи о проблемах медицинского обслуживания в городе и на селе. Вернер, не значивший в литературном мире ровным счетом ничего, и Лейкин, который в этом мире все же что-то значил, придерживались совершенно одинаковых взглядов.

И так уж мы не ту ноту тянем. Их переписка и многолетние отношения — Лейкин сохранял по отношению к Чехову позу учителя, понимающего, что ученик слишком талантлив, чтобы быть покорным; Чехов же видел Лейкина насквозь и своим непослушанием сердил его и поддразнивал — имеют определенный интерес и нуждаются в пояснениях. В малой прессе х годов Николай Александрович Лейкин — был первым лицом, более того — он был ее законодателем.

Лейкин родился и вырос в семье купца и сам долгое время был купцом, приказчиком в лавке отца в петербургском Гостином дворе. Предки Лейкина, как и Чеховы, были крепостными, но на волю вышли раньше, раньше сколотили капитал и вообще, судя по всему, были удачливее Чеховых. Курочкин, популярный поэт-сатирик, прославившийся своими переводами из Беранже.

Лейкин был знаком и с самим В. Роман был замечен; Н. Пишите, пишите… У вас хорошо выходит.

ЧЕХОВ И «МАЛАЯ ПРЕССА»

Вы знаете тот быт, из которого пишете. Но одно могу посоветовать… У вас добродушно все выходит. А вы, батенька, злобы, злобы побольше… Теперь время такое… Злобы побольше… Он потряс мою руку и, когда я уже очутился в дверях, опять крикнул мне: Он действительно хорошо, во всех частностях, знал быт русского купечества, всю жизнь разрабатывал эту тему, как золотую жилу, но самый этот быт в русской жизни был частностью; до больших обобщений, до драматизма, свойственного, например, А.

Островскому, Лейкин подняться не смог. Он так и остался до конца своих дней бытописателем и фельетонистом, по-своему колоритным, но неглубоким и, в сущности, смирным. Лейкин отличался необыкновенной плодовитостью. Уже в году был издан двухтомник его сочинений, и затем чуть не каждый год появлялись сборники его сценок, разраставшихся временами до размеров повести или даже романа. В библиографическом указателе зарегистрировано 57 его книг, количество же фельетонов и сцепок, опубликованных в газетах и юмористических журналах, не поддается даже приблизительному учету.

Несколько тысяч — такая оценка не кажется преувеличенной.

ЧЕХОВ И «МАЛАЯ ПРЕССА». Чехов

И тем не менее не приходится сомневаться, что имя Лейкина было бы совершенно — и вполне справедливо — забыто, если бы не та роль, какую ему посчастливилось сыграть в судьбе Антона Чехова. Лейкин, по-видимому, раньше других распознал талант Чехова говоря точнее, лишь одну, но зато редкую и блистательную его грань — юмор и в меру своего разумения оценил его не только с коммерческой стороны. Куда Вы деваете деньги! Лейкин писал это вполне серьезно, без всякой претензии на юмор, но это тем не менее едва ли не лучшая лз его юморесок.

Он понукал и, как умел, воспитывал Чехова: Надо выгнать из себя ленивого человека и нахлыстать. Ведь нахлыстываю же себя. Вы говорите, надо читать, заниматься наукой. Этот деловитый и практичный литератор, ставивший работоспособность и усидчивость выше любого таланта, и в Чехове ценил не только — и даже не столько — талант, сколько ту характерно-профессиональную черту, которую он называл плодовитостью: Их многолетняя переписка ни разу не осложнилась недоразумениями, хотя Лейкин — он был много старше Чехова и в литературных делах гораздо опытнее — время от времени ворчал и целыми страницами выговаривал за какую-нибудь провинность, за письмо, отправленное без даты, за расточительность, особенно же — за появление в конкурирующих журналах: Лейкин как никто другой понимал духовные запросы и вкус своего читателя и умел угодить и потрафить ему так, как Чехову при всем желании, конечно, не удалось.

И в другом месте: Иногда Лейкин невольно и простодушно выдавал. Кто это нынче делает? Зачем Чехов думал над каждой строкою своих рассказов, иногда годами вынашивая их?

Поневоле вспоминаешь, думая о поучениях Лейкина: Лейкин — прирожденный фельетонист, законодатель безобидного юмора малой прессы, писатель простодушный, скучноватый и, в сущности, бесталанный, не понимал Чехова — прирожденного писателя, наделенного редким по силе, благородству и красоте дарованием, пе нужным и даже, не вполне уместным в малой прессе, где такой дар был, конечно, настоящим излишеством.

Не понял ли он цензурный комитет выставляемого Вами унтера как деревенского шпиона, назначенного на эту должность? Но ведь это совсем не похоже. Многоопытный литератор, Лейкин неизменно ошибался в своих оценках, когда ему приходилось читать не сценки, не юморески, а серьезную прозу Чехова. Впрочем, страниц двадцать пять до конца я еще не дочитал. Так без всякого страха и сомнений и написано: О них Лейкин в — годах напоминал Чехову чуть ли не в каждом письме, но как раз эта работа, не требовавшая, казалось бы, особого труда, была для Чехова непосильна и неприятна.

Точно я их продаю в другой журнал!. Чехов, на счастье, остался самим. Здесь, очевидно, и проходит рубеж, отделивший Чехова от Лейкина, да и от малой прессы. Журнал должен откликаться на все злобы дня, как крупные, так и мелкие.

Таким, в частности, было письмо от 22 января года: Многолетняя работа в малой прессе — без имени, в маске Антоши Чехонте, Человека без селезенки — привела к тому, что Чехова не знали в литературной среде. Первый серьезный критик, оценивший Чехова и заговоривший о нем с уважением, был Л. В декабре года он писал: Среди такого общества трудно было заметить г. Другое дело, что серьезные литераторы и критики брезгливо относились к этим листкам и без особой необходимости сюда не заглядывали.

Бунин писал о Чехове: Казалось чудом — и чудом же впоследствии объяснялось — рождение большого писателя на задворках российской журналистики, в малой прессе, где не было пи традиций, ни школы, ни, следовательно, пути в классическую литературу, в этот исторический ряд имен: Чехов завершил этот ряд.

Но если в словах Л. Хорош старик, у которого нет еще порядочных усов и из которого бьет таким ключом самая настоящая молодость! В большой литературе ничто не беспочвенно, ничто не может возникнуть из. Здесь действуют те же законы, что и в природе. Чехов и в ранние годы был Чеховым — вот, кажется, и все, что следует по этому поводу знать.

Сложнее понять, как сохранил он себя в текучке юмористической журналистики, в чуждой, враждебной ему стилевой среде. Здесь нужно внимательно, строка за строкою, перечитывать ранние сценки, рассказы и повести: Тогда выявится множество прямых и скрытых цитат, пародийных иносказаний, намеков и припоминании, которыми пронизан весь чеховский текст.

Чехов буквально погружен в большую литературу, непрерывно напоминает о Гёте, Шекспире, Гоголе, Пушкине, Достоевском, Тургеневе, о старых трагедиях и романах, о великой литературе, которая была для него родною стихией. Он принес в малую прессу драгоценное цитатное слово, в сущности, чуждое и совершенно не нужное ей, сделал это слово до такой степени своим собственным, что его трудно было заметить и выделить в тексте: Тюхова Тургенев и Чехов: Уделяя преимущественное внимание тургеневским истокам творчества Чехова, исследователи пишут и о пушкинских, гоголевских, толстовских традициях, находят точки соприкосновения Чехова с Достоевским, а также с юмористикой х годов 1.

Новаторство Чехова так же бессомненно, как и наследование им классических традиций. Но эти традиции подчас трансформировались в творчестве писателя до неузнаваемости, послужив лишь истоком, стартовым толчком для его открытий.

И расхождения здесь настолько существенны, что говорить только о преемственных связях Чехова с Тургеневым было бы натяжкой. Возникают и иные типы соотношений фактов творчества и поэтики писателей.

Переполох. А.П. Чехов. Короткометражный фильм 2014

Исключение составляют монографии А. В нашей статье будут намечены лишь некоторые подходы к этой проблеме. Реальность органической близости писателей подтверждает постоянный интерес Чехова к великому предшественнику как в эпистолярии, так и в художественном творчестве. Письма Чехова свидетельствуют о его осведомлённости во всём, что касается Тургенева — от издания сочинений до тургеневских спектаклей, рецензий и.

В них же дана оценка значимости Тургенева для русской литературы: Пушкин, Гоголь, Толстой, Тургенев — таков чеховский ряд великих имён. Просто хоть караул кричи. Болезнь Базарова сделана так сильно, что я ослабел, и было такое чувство, как будто я заразился от. Это чёрт знает как сделано. Если в произведениях первой половины х годов имя Тургенева, его герои упоминались преимущественно с целью сатирической характеристики персонажей, которым не доступен тургеневский мир поэзии и красоты, то начало второго периода отмечено уже осознанным усвоением тургеневских традиций и прежде всего — в изображении народного характера.

Это наиболее изученные в аспекте тургеневской традиции произведения Чехова. Особый акцент рецензенты сборника сделали на тургеневских истоках мастерства Чехова-пейзажиста 5.

Григорович в письме Чехову из Ниццы от 4 февраля г. Повесть эта своим тонким лиризмом пейзажных зарисовок, несомненно, продолжала тургеневскую линию в литературе; но не просто продолжала, а и преобразовывала открытия Тургенева-пейзажиста, что не сразу уловила современная Чехову критика.

Сам же автор через несколько лет скажет: Послышалось, как где-то очень далеко кто-то прошёлся по железной крыше. Как видим, современные исследователи подчёркивают оригинальность чеховского пейзажа, не только не сводимую к тургеневской традиции, но рождающуюся в полемике с. Характер связи-отталкивания писателей в изображении картин природы — проблема, требующая дополнительных изысканий. С начала х годов Чехов признан как талантливый художник и, по выражению С.

Его всё чаще ставят в один ряд с Гоголем, Тургеневым, Толстым. Почти в каждом произведении х годов критика находила тургеневские традиции. Она же справедливо указала на отсутствие в литературе после Тургенева общественно значимого типа и возрождение и трансформацию его в творчестве Чехова.

Исследователи XX века, опираясь на наблюдения предшественников, углубили и расширили материал сопоставлений. Так, в Лаевском они видят не только полное банкротство рудинского типа М.